Почему одиночная кампания Call of Duty Modern Warfare – самая недооцененная история 2019 года

Работа призера конкурса "Напиши про киберспорт" (с редакторскими правками).
3-е место
Автор: Глазунов Андрей.

Call of Duty Modern Warfare образца 2019 года в российской инфосфере успела наделать много шума, но не по тем же причинам, почему во всём остальном мире. Первые 2 недели не высказывался о сюжете одиночной кампании разве что ленивый. Дошло до того, что обсуждение игры стало горячей темой ведущих телеканалов страны, в частности Первого Канала, на котором в желании усугубить картину тотальной русофобии дошли до выдумки эпизода, которого и в помине там не было:

 

По этой дороге [шоссе смерти] движутся машины с людьми. Между ними беженцы. Все гудит, спотыкается. Короче — хаос. И тут налетают ужасные русские. Все бомбят, жгут, уничтожают. Убивают и калечат всех этих несчастных людей. Зачем они это делают, эти ужасные русские? Просто потому, что такова их суть.

Кирилл Клеймёнов // 29 октября 2019,

«Геймеры массово ставят «двойки» за русофобию в сюжете новой игры», Первый Канал

На сайте Metacritic частью русскоязычного сообщества был осуществлен «review bomb» (массовое занижение балла игры в Интернете для привлечения внимания к критической проблеме проекта) по оценке игры, чем и апеллировали сразу 3 отечественных телеканала, один из которых в начале  своего репортажа в выпуске новостей рапортовал о недовольстве игрой по всему миру из-за явной русофобии, а в конце репортажа уже постановил, что кроме русскоязычных игроков никто сюжетом в действительности не оскорбился. В сущности, на релизе одни находили в игре злостную и заказную пропаганду по приказу администрации Трампа, другие просто считали сюжет ленивым и непроработанным, а отдельные люди из вчерашних борцов с китайской цензурой, рьяно ратующих за свободу слова и выражения, уже сегодня взывали к запрету Modern Warfare по всему миру.

Стоит сказать, что до ситуации с Company of Heroes 2, которая перестала продаваться на физических носителях в России уже после релиза в результате разгромной реакции общественности, не дошло – масштабно только блогер Илья «Maddyson» Давыдов рассказывал в интервью всевозможным изданиям и каналам про якобы повсеместное бойкотирование игры россиянами.

С другой стороны, игра (как в цифровом варианте, так и на физических носителях) не вышла на PlayStation 4 для российского региона, что некоторые игроки назвали предусмотрительным и дальновидным шагом японцев, избежавших критики игровой платформы за выпуск такой игры (заметим, что на момент написания статьи примеров какой-либо специальной критики, например, в адрес платформы Xbox One или напрямую в сторону Microsoft, обнаружено не было), а другие попросту глупостью на фоне статуса PS4, при котором целый игровой режим выживания Modern Warfare стал годовым эксклюзивом этой платформы. Запрет на получение игры можно легко обойти созданием украинского аккаунта PSN и скачиванием оттуда версии с русской локализацией, однако на конец октября игроки из СНГ не поспешили это делать, благодаря чему по первым подсчетам абсолютная доля отечественных игроков на PS4 уменьшилась примерно в 5-7 раз по сравнению с прошлыми частями франшизы Call of Duty.

Беда на разработчиков Company of Heroes 2 из канадской студии  Relic Entertainment свалилась в результате вызванного обзором блогера Евгения Баженова, который на своем YouTube-канале занимался выпуском разгромных видео на кино, ажиотажем, за чем последовал сбор подписей под онлайн-петицией с требованием о прекращении продаж игры на территории России, которую подписали тысячи человек, в основном аудитория кинокритика с канала BadComedian. Что иронично, весомая часть подписавшихся под манифестом не играла в CoH 2 сама, а доверилась истолкованию игрового сюжета Баженовым, которым тоже сам не проходил игру, а в своем ролике лишь сопоставлял отдельные кадры прохождения, присланные его знакомым, с документальными источниками, приправляя это своими скетчами о нацистской сущности компании-разработчика игры.

В свою очередь критики такого подхода из числа геймеров, действительно игравших в CoH 2, отмечали, к примеру, что вина за особо тронувший всех эпизод с поджогом советскими солдатами домов своих соотечественников полностью лежит на руках самого геймера, столь жестоко проходившего игру, поскольку самоцелью миссии поджог не стоял, более того, правильным (стратегически успешным) ее завершением считается прохождение без осуществления подобного варварства, такой вариант игра вполне предоставляла (см. ролик «BadComedian ошибся: в России ЛЮБЯТ Company of Heroes 2»). Но Евгений Баженов не вдавался в сущность и вариативность стратегической игры, а просто «уверовал» в однобокость и кровавость канадской игры по полученным от знакомого кадрам и рассказал об этом своим подписчикам.

В дальнейшем давались интервью для федеральных телеканалов, был осуществлен перевод обзора на английский язык, чтобы донести теперь до западных игроков, почему данная стратегия через месяц после выхода в свет и будучи лидером по продажам в странах СНГ («с 24 по 30 июня игра лидировала по количеству проданных копий на физических носителях в чарте 1С, и в период с 8 по 21 июля 2013 продолжала находиться в тройке лидеров по объёму продаж») внезапно так сильно задела русскоязычных игроков.

Но проблема новой Modern Warfare заключается не в изначально некорректном прохождении кампании самим игроком, избирательном показе особенно острых моментов и дальнейшем резонансе обзора, а в недопонимании сторон виртуального конфликта в тех формулировках, в которых они присутствуют в русской версии игры. Как итог, отечественные игроки сетуют на отсутствие обещанной разработчиками в предрелизных роликах «серой морали», по которой игра должна отойти от трактовок хороших и плохих сторон и показать войну в разных тонах. В этой статье постараемся разобраться, почему одиночная кампания Call of Duty Modern Warfare – самая недооцененная история 2019 года.

Стоит сказать, что Call of Duty: Modern Warfare (2019) рассматривается разработчиками как перезапуск всей серии Modern Warfare, в новом творении они отошли от сюжета трилогии либо полностью, либо с серьезными изменениями. Из точно оставшихся событий подмечается упоминание в ролике после титров о миссии All Ghillied Up из первой MW (2007), в которой молодой Прайс вместе с МакМилланом отправлены спецслужбами в Припять для устранения Имрана Захаева. Однако всё остальное логически и хронологически не соотносится с новой вселенной. Тот же Халед Аль-Асад появляется в сюжете только после окончания одиночной кампании MW2019, хотя именно с него и начиналась история оригинальной MW.

Перед каждым заходом в меню одиночного режима игра выводит предупреждение в окне о том, что некоторые из сцен могут вызывать сильные эмоции в виду жестокости моментов и контекста, поэтому игрокам рекомендуется тщательно обдумать решение о прохождении и ознакомиться с возрастным рейтингом. Про целевую аудиторию несколько раз сетовали на российских телеканалах: посыл сводился к тому, что неокрепшие несовершеннолетние умы вместо учебников истории примутся принимать на веру вымышленные события из игры, которые, даже если пытаться это сделать, логически не могут быть так восприняты, поскольку на момент выхода MW2019 хронологически они ещё не произошли. Вопрос, насколько объективно взваливать ответственность за то, что в нее играют подростки вне рамок возрастного ценза, на самих разработчиков, а не на ритейлеров или родителей, остается открытым.

Уже на экране выбора задания игрок может подметить, что представленная здесь карта мира лишь частично совпадает с реальной. На месте Каспийского моря простирается рельеф вымышленной Кастовии. Этот первый звоночек – явный и самый доказательный факт в пользу того, что мир игры вымышлен и никак не соприкасается с реалиями нашей жизни.

Дабы не отвлекать читателя на банальный пересказ сюжета, будем останавливаться сразу на особенностях, незамеченных или некорректно воспринятых русскоязычными игроками.

[break]recomended_links[break]

В первой миссии нас останавливают на фигуре некого Баркова, который планирует перевезти с помощью наемников боевой отравляющих газ, хранящийся на своей личной (а не государственной) базе, в другое вымышленное государство – Урзикстан, чему опергруппа и должна помешать. Уже здесь нам представляют не регулярную российскую армию, а некую ВЧК под руководством русского генерала, причем такая трактовка одинакова как в русской версии, так и в оригинале.

Сторонники наличия русофобии взывают к тому, что сюжет настолько уничижителен и оскорбляет всех россиян через выставление в ужасном виде обычных солдат российской армии, что локализаторам пришлось массово заменять фразу «российские солдаты» на «наемники Баркова», дабы создать иллюзию, что очерняют каких-то отшельников, а не вполне существующую в реальном мире сторону. Однако эта версия полностью лишена подтверждения из-за конкретных обозначений наемнической структуры в английской (оригинальной) версии.

По ходу миссии опергруппа зачищает противников, обозначаемых в субтитрах на английском как «наемники». В ее конце главный герой игры – агент ЦРУ Алекс – устанавливает, что последние убитые по форме относятся к Спецназу, и потому нужно эвакуироваться.

Игра показывает еще одну неоднозначную сторону (помимо запрещенных Женевским Соглашением от 1925 года боевых отравляющих газов): для выполнения грязной работы в ЧВК генерала имеются бывшие кадровые российские солдаты, которые за оплату «со стороны» совершают, по сути, военные преступления. Здесь говорится не о героях и бравых солдатах, за которыми идут славные подвиги, а о тех, кто хладнокровно берет деньги и не задает лишних вопросов.

Аналогичное уже было представлено в Modern Warfare 2: американский генерал-ренегат Шепард образовал собственную ЧВК Shadow Company, которая находилась вне юрисдикции властей США и подчинялась только ему. Однако на момент выхода MW2 в 2009 году и на протяжении 10 лет, вплоть до сегодняшнего дня, ни в американской, ни в российской информационной среде негодования по поводу такого сюжета не возникало.

Представление сил противника в миссии заканчивается на появлении другой активной стороны конфликта – «боевиков», которые внезапно для игрока напали на базу и перехватили опасный груз. Таким образом, показывается, что играть предстоит против боевиков Аль-Каталы и наемников Баркова.

Однако по ходу прохождения история Call of Duty Modern Warfare показывает настоящую серость войны – каждый условно хороший персонаж совершит тот или иной неоднозначный поступок, а действия плохих героев будут чем-то мотивированы.

В следующей миссии – на Пикадилли – британские спецслужбы ничего не делают для того, чтобы предотвратить теракт заблаговременно вопреки подтвержденным данным о готовности к его осуществлению. Нового главного героя – сержанта Кайла – настолько задевает произошедшее, что он решает выдать всю информацию о боевиках капитану Прайсу, взамен получая от него обещание на разборку с противниками «без перчаток», очевидно нарушая уставные правила и даже преступая закон.

В миссиях в Уркизстане третья сторона – «Фронт Освобождения», местные повстанцы под предводительством условно хорошей Фары – выступают «за независимость своей страны» и освобождение от оккупации ЧВК Баркова. Их сотрудничество с агентом ЦРУ Алексом вызвано исключительно доверительными отношениями между Фарой и капитаном Прайсом. В самой игре их братия не выставляется абсолютно бескорыстными и честными людьми, уставшими от гражданской войны.

В моменте с повешением мирного населения якобы в наказание за воровство топлива со слов Фары главному герою, сам офицер меньше чем через минуту объясняет, что это делается в отместку за убийство русских боевиков, чем занимаются и люди Фронта Освобождения в том числе, причем этим они даже гордятся по ходу прохождения. Это дает нам очередной повод задуматься, насколько далеки люди Фары от формулировок террористической группировки. Мнение же Баркова о том, что мирное население Урзикстана таковым не является, в некоторой мере подтверждается в миссии с зачисткой дома в Северном Лондоне, где женщины, которые, казалось бы, не по своей воле вынуждены помогать боевиками, как минимум дважды сами берутся за оружие и нападают на оперативную группу.

Разработчики пытались показать так называемую войну посредников, запутанную и неоднозначную. Сюжетный поворот с братом Фары, который, как выясняется, и выкрал газ для атаки на наемников, а также последовавшее занесение американцами Фронта Освобождения в список террористов в один ряд с Аль-Каталой – прекрасное тому подтверждение. И это далеко не единственный пример. Мощная атака морпехами США по больнице с гражданскими, выставленными как «живой щит», из БМП и с минигана с воздуха? Есть. Укрывавшиеся в посольстве гражданские, которые в результате решения Прайса эвакуировать только важного в данный момент для задания лидера Аль-Каталы, погибли? Есть. Причем те погибли абсолютно напрасно, поскольку в конце задания Волку удается освободиться. Некорректно обсуждать русофобию и совершенно игнорировать такие тревожные звоночки от разработчиков.

После осмысленного прохождения игры абсолютно точно замечается, что однозначно хороших персонажей в ней нет, и поступки каждого взывают к вопросам – сама что ни на есть «серая мораль». Российская армия, а не наемники отшельника Баркова, показана в виде Комарова, который сразу представляется игроку как связующий между ФСБ и ЦРУ, и группы солдат из второго ролика после титров, где те защищают мирное население, а не терроризируют. Российские силовики, представленные в миссии в Санкт-Петербурге, не показаны отрицательно, по ним игрок никак не должен и не сможет вести огонь. К финалу сюжетной кампании Россия и Запад восстанавливают сотрудничество и запускают ряд совместных операций против Аль-Каталы.

Игру можно и нужно осуждать за технические недоработки и баги; за русскую локализацию, в которой пытались сохранить улавливаемую в оригинале разницу между российской армией и наемниками генерала-ренегата, но не смогли воплотить достаточно, чтобы не возникало двусмысленности (которая, к слову, была неизбежна еще по первым анонсам, когда в изображении людей с касками на голове усмотрели признаки русофобии); но ни одна из названных проблем не относится к вопросу пропаганды и демонизации конкретной нации.

Отличная графика, ураганный сетевой режим вкупе с эволюционным для серии ощущением от стрельбы, объясняют, почему Call of Duty Modern Warfare побила несколько рекордов продаж и стала самой продаваемой игрой года. Но не стоит забывать о сюжете и его подаче в рамках одиночной кампании, который показывает несколько видений на все стороны конфликта, не идеализирует культового для серии капитана Прайса при всей его отважности и показывает грязные методы ведения войны, по количеству которых игра с лихвой обходит не менее культовую Modern Warfare 2. Вот почему я считаю одиночную кампанию Call of Duty Modern Warfare самой недооцененной историей 2019 года.